Mobile app BOOKlis
Рейтинг автора:
0/10

Всего книг: 1

Beevor Antony

Британский военный историк и писатель, автор ряда книг по истории XX века, в частности о Второй мировой войне. В целом, его произведения были переведены на более чем 30 языков с более чем 6 миллионами проданных экземпляров.

Почётный доктор гуманитарных наук Кентского университета. Член Королевского общества искусств и литературы. Лауреат ряда исторических и литературных премий.

Биография

Учился в Королевской военной академии в Сандхёрсте, где одним из его профессоров был историк Джон Киган; после окончания в 1967—1970 гг. служил в 11-м принца Альберта гусарском полку, командовал танковым взводом на восточной границе ФРГ. Оставил военную службу с тем, чтобы посвятить себя литературе и науке. Является учеником историка Второй мировой войны Джона Кигана. В настоящее время — приглашённый профессор Школы истории, классической филологии и археологии при Биркбек-колледже Лондонского университета, где читает курс по истории Испании XX века.

Исследования

Бивор дебютировал в 1982 году монографией «Гражданская война в Испании».

Известность Бивору принесли книги «Сталинград» (1998) и «Падение Берлина. 1945» в связи с сюжетами в «Падении Берлина» о жестокости и насилии, которым подверглось население Германии со стороны советских войск. В 2002 году в статье «Русские солдаты насиловали всех немок от 8 до 80 лет. Это была армия насильников» (фраза, сказанная ему советским военным корреспондентом Натальей Гессе) в газете The Guardian Бивор утверждал, что «об изнасилованиях немецких женщин в советское время было запрещено не только писать, но и говорить», и, по его словам, в разговорах с ним лишь немногие ветераны соглашались говорить об этом и вспоминали безо всякого сожаления. Из россиян эту тему затрагивал, в частности, диссидент-эмигрант Лев Копелев.

Следующие исследования Бивора посвящены Ольге Чеховой и Василию Гроссману.

Оценка Бивора как историка и писателя

Как утверждает специалист по истории Германии Д. Джонсон, «высокая репутация г-на Бивора гарантирует, что его утверждения (о массовых изнасилованиях в Германии) будут восприняты серьёзно».

Научный руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН Олег Ржешевский, говоря о шумной компании, поднятой в британской прессе о «зверствах советских войск», пишет, что, «зная автора как серьёзного историка, мне подумалось, что это дешёвая товарная приманка для обывателя». Однако, по оценке историка, оказалось, что это возвращение образа «азиатских орд», который вбивала в головы немцев нацистская пропаганда, а затем небольшая группа историков-неофашистов. Историк обращает внимание, что «документы по этим проблемам доступны, большинство из них опубликованы, но в книге Бивора отсутствуют… а такие указания на источники, как „берлинцы помнят…“, ссылки на „опыт изнасилованных немецких женщин“ — может быть подходят любителям интимного чтива, но неприемлемы для научного исследования».

Отзывы западных историков о «Сталинграде» и «Падении Берлина»

Французский специалист по эпохе Второй мировой войны Анри Амурё пишет, что «падение Берлина — эпизод, который не имеет подобного в истории мира — нашло в лице Энтони Бивора историка, который, с его скрупулёзностью, его информацией, его работой, его талантом, представляет собой нечто незаурядное». По мнению американского военного историка Дэвида Гланца, Бивор «является одним из лучших нарративных военных историков, пишущих сейчас», а «Падение Берлина» «представляет собой нарративную историю в её лучших проявлениях». Он также высказал мнение, что, «умело используя мемуары, литературу и ранее опубликованные описания, Бивор захватывает психологическое состояние и глубоко личные мотивы командиров и солдат».

Есть и противоположные оценки исторических трудов Энтони Бивора. Немецкий историк Йохен Хелльбек, к примеру, отмечает, что Бивор в своей книге «Сталинград», пытаясь представить Сталинградскую битву как войну советских властей против собственного народа, без проверки тиражирует слухи, которые противоречат историческим документам. В целом же «Сталинград», по оценке Хелльбека, написан откровенно с пронемецких позиций и «пропитан пропагандистскими стереотипами, сформированными ещё во времена Третьего рейха».

Оценки со стороны западных СМИ

Как сообщает персональный сайт Бивора, труды Бивора, особенно «Сталинград» и «Падение Берлина», получили восторженные рецензии в крупнейших мировых газетах. Его труды иногда хвалят за яркий стиль, использование новых архивных документов и показ повседневной жизни всех воюющих сторон.

Премии

Бивор — член жюри премии Самуэля Джонсона. «Сталинград» получил первую премию Самуэля Джонсона, а также историческую Вольфсоновскую премию и литературную Готорденскую премию. Второе, переработанное издание его дебютной монографии «Гражданская война в Испании» получило в Испании премию газеты «Ла Вангурадиа», хотя в работах Бивора по испанской проблематике имеются фактические ошибки.

Книги Энтони Бивора и цензура

В августе 2015 года власти Свердловской области распорядились изъять из школьных библиотек книги Энтони Бивора, объясняя это тем, что книги Бивора «пропагандируют стереотипы, сформировавшиеся во времена Третьего Рейха».

10 января 2018 года на Украине был запрещён к печати и ввозу русский перевод книги Энтони Бивора «Сталинград». По заявлению Гостелекомрадио, в книге якобы содержались антиукраинские утверждения. Автор отрицает факт наличия подобных утверждений и называет запрет абсурдным.

Критика освещения темы об РККА в «Падении Берлина»
Критика со стороны официального представителя РФ

Российский посол в Великобритании Г. Карасин назвал книгу «явной клеветой против людей, которые спасли мир от фашизма».

Участник Великой Отечественной войны, бывший заместитель министра обороны СССР генерал И. М. Третьяк заявил, что случаи жестокости в Германии со стороны Красной армии имели место, однако попытка представить советские войска «ордой громил и мародёров» не соответствует исторической правде.

Критика со стороны российских историков

Книга «Падение Берлина» вызвала критику со стороны двух историков, ранее бывших сотрудниками Министерства обороны СССР: О. А. Ржешевского и генерала Махмута Гареева. Гареев обвинил Бивора в тенденциозности и клевете. Профессор О. А. Ржешевский, президент Российской ассоциации историков Второй мировой войны, обвинил Бивора в возрождении штампов нацистской пропаганды о зверином облике русских. По мнению Ржешевского, «документы по этим проблемам доступны, большинство из них опубликованы, но в книге Бивора отсутствуют», а заявления Бивора «построены на пересказах самих жертв и очевидцев, выборочных отрывках из интервью и тому подобных свидетельствах». При этом Ржешевский заявил, что методы работы Бивора с источниками в книге «Падение Берлина» подходят «любителям интимного чтива, но неприемлемы для научного исследования». Ржешевский утверждает, что Бивор возвращает «образ „азиатских орд“, который вбивала в головы немцев нацистская пропаганда, а затем небольшая группа историков-неофашистов, от которых давно отвернулись в Германии». В связи с этим доцент Геннадий Бордюгов, руководитель исследовательских программ Ассоциации исследователей российского общества XX века, утверждает о табуированности темы военных преступлений РККА в советские времена и для российских историков старшего поколения (в качестве примера Бордюгов особо приводит Ржешевского). Бордюгов цитирует ряд выводов Бивора по этой тематике.

Бивор ответил на критику российских историков. Он утверждает, что факты, излагаемые в книге о Берлине — в частности, об изнасилованных советскими солдатами немках, он нашёл в российских источниках. В частности, по его словам, он использовал выдержки из отчёта генерала Цыганкова, главы политического управления 1-го Украинского фронта. Он ответил Ржешевскому так: «Профессор Ржешевский даже обвинил меня в повторении нацистской пропаганды, хотя на самом деле большинство моих фактов были найдены в советских источниках, в частности — в отчётах НКВД в государственных архивах Российской Федерации, или основаны на большом числе надёжных личных источников». Бивор сказал, что он надеется, что российские историки будут «более объективно подходить к материалам в своих собственных архивах, которые не вписываются в миф о советской армии-„освободительнице“ в 1945 году».

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Е. С. Сенявская пишет, что о «научной добросовестности» Бивора можно судить по допущенным им явным подтасовкам и многим фальсификациям. Сенявская приводит случай, когда Бивор ссылается на её монографию «Психология войны в XX веке», обосновывая в своём тексте то, чего не было в монографии.

Финский журналист Альберт Аксель, автор книги «Маршал Жуков. Человек, который победил Гитлера» назвал книгу Бивора «постыдной», и наполненной «сумасбродными обвинениями и оскорблениями, которыми обменивались стороны на протяжении десятилетий холодной войны».

Бивор также сказал в интервью польской газете, что немецкие женщины были частью общества, которое поддерживало Гитлера, и, следовательно, к ним нельзя относиться как к жертвам в той же степени, как к евреям, полякам и русским..

Критика со стороны официальных источников и российских СМИ

Критически оценила книгу официальный орган Министерства обороны РФ газета «Красная звезда»: «это обыкновенная пропаганда, которая процветала на Западе и пятьсот лет назад». По мнению журналиста газеты, суждения автора противоречивы, основаны на ненадёжных источниках, а в ряде случаев источники отсутствуют, в частности, газета отмечает отсутствие у Бивора конкретных ссылок на документы и статистику.

Российское информационное агентство «Росбалт» считает книгу Бивора дальнейшим развитием пропагандистского мифа нацистского министра пропаганды Геббельса. Поднятие темы изнасилований во время праздника Дня Победы российский журналист называет выполнением политического заказа. По его мнению, имевшие место связи между немками и солдатами в большинстве случаев носили добровольный характер. Сама же шумная пропагандистская кампания по поводу миллионов изнасилованных советскими солдатами немок, пишет издание, объясняется очень просто: обвинить советские войска в массовых убийствах мирных немцев на оккупированной территории — идея заведомо проигрышная, ибо после убийства остаётся вещественное доказательство — труп. А после массовых убийств — массовые захоронения, такие, например, как Бабий Яр под Киевом (даже поднаторевшие в уничтожении людей нацисты не смогли полностью скрыть следы своих бесчисленных злодеяний). Но подобных захоронений в Германии нет.

По мнению газеты «Российские вести», книга Бивора является одним из примеров ревизии хода и итогов Второй мировой войны. Комментируя содержание книги, газета утверждает: «в последние 10—15 лет объективное знание о войне постепенно заменяется мифами с откровенной героизацией гитлеровской армии». Так, пишет издание, в подобных русофобских «писаниях» военнослужащие вермахта изображаются в качестве героев, сражающихся против варваров-русских, при этом автор усиленно акцентирует внимание на жестокости и склонности к насилию, якобы органично присущей советским солдатам.

 
В интересах государства

Время:
09:49:21
Автор:
Рейтинг:
0/10
Слушают:
9 человек